Интервью Александра Чирцова, проректора по инновационной деятельности ПсковГУ, корреспонденту «Наука и технологии России — STRF.ru» Боровиковой Екатерине

Университет с нуля

28.JPGПсковский госуниверситет создали совсем недавно, объединив несколько учебных заведений города. Но чтобы появился действительно крупный вуз, требуется большая работа, в частности по открытию современных направлений подготовки специалистов. О планах развития рассказывает Александр Чирцов, проректор по инновационной деятельности ПсковГУ.

Ваш университет выиграл в конкурсе программ стратегического развития. Как выбирали приоритеты?

– Тут всё просто, они совпадают с основными направлениями деятельности университета: учебная, научная работа, инновационное и международное направления, плюс закупка необходимого оборудования. Псковский университет сейчас нуждается в деньгах, потому что он образовался совсем недавно, в октябре прошлого года, путём слияния Педагогического университета, Политехнического института и трёх учебных заведений среднего технического образования. Естественно, чтобы такое объединение привело к созданию настоящего классического университета, требуется многое сделать.

Правда, нам пришлось существенно уменьшить число проектов, которые были заявлены творческими коллективами учёных и преподавателей и в дальнейшем отобраны проректорами, – путём слияния и укрупнения этих разработок мы конкретизировали программу. Так несколько облегчается отчётность, но при внутреннем мониторинге результатов выполнения заявленных мероприятий потребуется больше усилий.

Чего не хватает объединившимся вузам для того, чтобы стать настоящим университетом?

– В университете должна быть и фундаментальная, и прикладная наука. При этом они должны быть сбалансированы. У университета должна быть своя научная ниша, в которой он лидирует в масштабах России, а может быть и мира. У населения должно выработаться соответствующее отношение к университету.

Я считаю, что Псковский университет достигнет такого уровня, когда после окончания бакалавриата примерно 20 процентов выпускников будут получать по 5–6 персональных приглашений на престижные высокооплачиваемые рабочие места – прежде всего в Псковском регионе – или в лучшие учебно-научные центры России, Европы или Америки для продолжения обучения на магистерских и PhD-программах.

На какую территорию распространяется влияние университета в плане привлечения абитуриентов?

– Теперь, когда есть ЕГЭ и каждый абитуриент может по электронной почте подать документы, куда ему хочется, особенно жёстких границ не существует. Понятно, что прежде всего наш вуз охватывает Псковский регион и прилегающие к нему области. На этой территории существенную конкуренцию молодому университету составляют ведущие вузы Москвы и Санкт-Петербурга. Наша задача – предложить выпускникам школ Псковского региона такие образовательные программы, в том числе углублённого и интенсивного обучения, чтобы молодёжь пошла в ПсковГУ. Приятно, что среди приезжающих в Псков абитуриентов встречаются жители Дальнего Востока, многих стран ближнего зарубежья. Ещё один резервуар потенциальных абитуриентов: русскоязычное население Евросоюза в странах Прибалтики, находящихся в нескольких десятках километров от университета. Там довольно много людей, которые с удовольствием получили бы хорошее образование на русском языке. Кроме того, страны вокруг Балтийского моря очень заинтересованы в академической кооперации с нашим университетом. Сейчас идёт речь о создании в нашем вузе англоязычных программ.

Демографическая яма стала сейчас общей проблемой. Как Вы считаете, объединение вузов в один университет поможет её преодолеть?

– Простое арифметическое объединение – конечно нет! На самом деле подразумевается, что в университете должны создаваться новые образовательные направления, которые более востребованы населением. Сейчас, например, существенная часть наиболее сильных ребят с самого начала намерена продолжать обучение в Питере и Москве. Это означает, что в объединённом университете надо создать несколько элитарных образовательных программ, уровень подготовки которых должен соответствовать ведущим вузам Питера и Москвы. Если это получится, то, наверное, отток молодёжи из Псковской области уменьшится.

В регионе также востребована подготовка медицинских специалистов, в журналистике наблюдается нехватка кадров. Нужны специалисты, которые будут решать проблемы логистики и приграничного сервиса. Огромное поле деятельности – использование информационных технологий для поддержки и сопровождения туризма, архитектуры, искусствоведения. Также, без сомнения, будет востребовано изучение православной культуры. И, конечно же, пушкинистики. Но надо признать, что на сегодняшний день основной вектор интересов населения нацелен вовсе не на эти направления, а на юриспруденцию, менеджмент и т.д. Популярность их весьма высока, хотя в наших мегаполисах повышенный спрос на такого рода специалистов уже давным-давно падает.

Как Вы сейчас оцениваете отток абитуриентов в Москву и Питер?

– Пока мне трудно ответить на этот вопрос, вот когда университет наберёт своих собственных студентов, тогда посмотрим. Я бы, на самом деле, на месте абитуриентов сильно подумал, стоит ли уезжать.

Почему?

– Я всегда считал, что лучше быть первым в не очень сильном коллективе, чем последним в очень сильном. Например, на физическом факультете Санкт-Петербургского университета много лет я курировал программы усиленного обучения. К сожалению, в этих программах почти не оказывалось ребят из регионов. В мегаполисах есть система усиленного среднего образования, а в регионах почти нет серьёзных гуманитарных и физико-математических классов. В элиту же ведущих вузов попадают те ребята, которые работали по 12–14 часов в сутки, начиная с пятого класса, и привыкли к этому. Остальным надо догонять. Сейчас цель Псковского университета – создать условия для тех, кто хочет оказаться впереди. Для этого нужно, чтобы были разработаны уникальные образовательные программы и население захотело ими воспользоваться.

Некоторые люди считают, что достаточно поступить в Московский или Санкт-Петербургский университет, чтобы стать чуть ли не нобелевским лауреатом. Это далеко не так. Можно поступить, а потом с «треском вылететь» с первого же семестра. Во всяком случае, несколько лет назад на ряде очень известных и престижных факультетов наиболее серьёзных университетов Москвы и Петербурга отчисления с первых двух курсов составляли примерно треть приёма. Это означает, что не все понимают, что такое «вкалывать». А вот какая часть абитуриентов сегодня захочет «вкалывать», если в Псковском университете будут соответствующие программы – это вопрос, требующий экспериментальной проверки.

Вы планируете как-то вести работу со школами?

– Вся Псковская область покрыта паутиной интернета. Со следующего года мы намерены начать вещание для школ, в том числе для учителей. Один из кусочков программы развития – обеспечение этого вещания. Надо сделать современную мультимедийную студию, из которой будут идти трансляции, создать образовательный электронный контент.

Насколько ваши выпускники востребованы на рынке труда?

– С трудоустройством в Псковском регионе существуют проблемы, потому что темпы развития промышленности в регионе долгое время оставались не слишком высокими. Сейчас появилась некоторая перспектива: в Псковском регионе создаются две зоны интенсивного экономического развития, в которых быстроразвивающиеся компании будут размещать свои производства. Правда, для университета сориентироваться в этой обстановке – нетривиальная задача. Цикл подготовки специалиста длится лет пять, в то время как новые экономические зоны строятся сейчас и работать они начнут уже года через два. При этом полной информации о том, какие компании разместятся в этих зонах и, соответственно, какие специалисты будут востребованы, пока нет, хотя мы проводим встречи с заинтересованными компаниями.

Многие ли ваши выпускники устраиваются по специальности?

– В течение ещё некоторого времени выпуски будут не у Псковского университета, а у тех, объединившихся, вузов. Могу сказать, что из выпускников Педагогического университета в учителя шёл не очень большой процент, хотя работники среднего образования в регионе очень нужны. Аналогичная ситуация наблюдается и на инженерных специальностях. В настоящее время администрация области прикладывает большие усилия, чтобы выпускники высших учебных заведений были востребованы в регионе и находили там достойное применение своим знаниям и навыкам.

Учителям сейчас повышают зарплату. Это не влияет на желание выпускников идти в школу?

– Всё меняется не сразу. Долгое время учителем по многим причинам было не очень престижно работать. Да и в школе хорошо учиться было не так уж почётно и интересно. Был большой спад. А когда зарплата низкая, то в учителя идут две категории людей. Очень хорошие работники, которые всё равно будут заниматься этим делом, поскольку остро ощущают свою педагогическую принадлежность. И те, кому некуда больше пойти, потому что их никуда не возьмут, кроме как в школу на низкую зарплату. Теперь учителям зарплату повысили. С одной стороны, это притягивает тех, кто хотел быть учителем. С другой стороны, на высокие зарплаты частично пойдут люди и вовсе без всякого педагогического призвания. Возникает вопрос отбора. А для отбора нужен сформировавшийся профессиональный слой. Поэтому повышение зарплаты не сразу приведёт к улучшению положения, а только лет через пять.

Как вы проводите мониторинг потребностей региона в специалистах?

– Пытаемся проводить. Пытаемся беседовать со службами занятости, вытаскивать нужную информацию из их отчетов. Кроме того, конкретные запросы и информация о потребностях региона приходят от администрации.

А с предприятиями вы работаете в плане подготовки студентов?

– Конечно, есть система целевой подготовки студентов по заказу предприятий. Но, как вы прекрасно понимаете, если предприятию нужен специалист, он нужен здесь и сейчас. А цикл подготовки в учебном заведении длительный. Есть специальные службы в регионе, которые собирают данные с предприятий об их потребностях на пять лет вперёд. Мы их учитываем. Но, поставив себя на место директора какого-либо предприятия, я прекрасно понимаю, откуда взялись эти цифры. Примерно понятно, что десять много, а ноль – мало. Ну, пусть будет четыре! Тем не менее, директор хоть и не скажет точно, три или четыре специалиста ему понадобятся через пять лет, но и 300 специалистов он не потребует. Так что цифры в среднем правильные. Мы на них ориентируемся.

Как побудить тех, кто по привычке рвётся в юристы и экономисты, идти в нужные региону врачи, например?

– Есть проект, который пока ещё не имеет к гранту на программу развития никакого отношения, – создание в Пскове центра томографической диагностики. Пока он на стадии задумки, хотя задумка не на пустом месте. Если эта идея осуществится, тогда и народ на соответствующие специальности пойдёт.

Сейчас наш основной интерес – не готовить лечащих врачей, а создавать новые направления по подготовке специалистов в таких областях, как биофизические технологии в медицинском аппаратостроении и фармакологии, а также информационные технологии в медицине. Мы встречались с несколькими главными врачами хорошо оснащённых больниц. Перед ними стоит проблема статистического обсчёта того, что у них есть – от специалистов до оборудования, и информационного сопровождения их работы. Я думаю, что некоторое количество людей может реально заинтересоваться такими направлениями. Всё-таки дальнейшая работа в них будет неплохо оплачиваться.

Ну а то, что люди сейчас рвутся в популярные области, с этим ничего не поделаешь. Кто-то ещё успеет вскочить в уходящий поезд и занять там место. Многие обожгутся и найдут себе другую работу. Думаю, что любое высшее образование при некоторых способностях позволит человеку найти своё место в жизни.

То есть идеально сбалансировать спрос и предложение на рынке труда выпускников не получится?

– Да, это неизбежно. Образование – саморегулирующаяся система. Если мы видим, что в каком-то направлении успешными становятся десять человек, это не значит, что на вход образовательного цикла следует брать десять человек. Должна существовать система отбора, конкуренции. И хороших позиций в каждом направлении должно быть несколько меньше, чем людей, которые готовятся их занять. Только тогда на них наберётся достаточное количество высококачественных специалистов.

Много ли денег выделено на программу развития?

– Почти триста миллионов. Это не много. Столько стоит подчас один прибор для физической лаборатории. Здесь идёт речь о том, чтобы на эти деньги вывести обеспечение учебного процесса на соответствующий современным стандартам и требованиям уровень. Чтобы в аудиториях висел хоть один мультимедийный проектор, был образовательный сайт с материалами курсов, которые читаются в университете и т.п. Но при этом ещё надо примерно столько же, как мне кажется, выделить на приведение здания вуза в порядок. Увы, возможности использования средств программы в этом направлении у нас весьма ограничены. А параллельно с этим можно и нужно, а точнее, необходимо думать о развитии науки.

Боровикова Екатерина 

«Наука и технологии России — STRF.ru»

http://www.strf.ru/
 
0.47829914093018